США наращивают добычу нефти, но рынок не успокоится

По данным Международного энергетического агентства, США станут крупнейшим производителем нефти на следующий год, опередив как Саудовскую Аравию, так и Россию. Однако маловероятно, что смена лидера окажет существенное влияние на функционирование рынка жидкого топлива. По данным Международного энергетического агентства, США станут крупнейшим производителем нефти на следующий год, опередив как Саудовскую Аравию, так и Россию

Смена мирового лидера в нефтедобыче привлекает большое внимание. Однако речь идет не о проблеме престижного приоритета с точки зрения производительности, а о возможном влиянии США на изменение цен на этот основной источник энергии в мире.

США благодаря сланцевой революции значительно увеличили добычу нефти, но в то же время они также являются ее значительным потребителем. Каждый пятый баррель нефти (около 21% мирового потребления) потребляется в США. Мировой лидер по добыче нефти также не является чистым экспортером нефти. Это не основной источник дохода для него.

Особо следует отметить динамику описанных изменений. В итоге прошло не более 13 лет с момента вступления в силу Закона об энергетической политике в августе 2005 года, который позволил арендовать федеральные территории для коммерческой эксплуатации шифера. Хотя история шифера восходит к девятнадцатому веку, вероятно, 2003-2005 годы оказались прорывом в плане перемен. Менее 15 лет оказалось достаточно долгим периодом для революции на рынке нефти.

Однако эта ситуация может измениться. Быть лидером на рынке нефти не ограничивается возможностью добывать больше всего нефти. Аналитики также интересуются, сможет ли лидер повлиять на свое поведение на динамику цен на нефть. Кроме Саудовской Аравии, немногие страны мечтали о возможности влиять на цены в глобальном масштабе. Будут ли США использовать эту возможность?

Последнее десятилетие - время огромных колебаний цен на нефть. Амплитуда колебаний цен была очень большой и составляла от 27 до 147 долларов за баррель. В течение примерно трех лет цены находятся в нижней части этого диапазона, что, безусловно, поддерживает потребление в большинстве развитых стран. В долгосрочной перспективе было бы лучше, если бы это было так - большие колебания на этом рынке, которые произошли в течение последних десяти лет, представляют угрозу для мировой экономики не только в развитых странах. США с большими дугами сырой нефти способны стабилизировать цены на рынке нефти. Вопрос - захотят ли они сыграть такую ​​роль из так называемых качающийся производитель или производитель стабилизирующихся цен на мировом энергетическом рынке.

Нет недостатка в голосах, подтверждающих, что США уже являются таким производителем и в качестве примера указывают период сразу после начала «арабской весны». Добыча нефти в США, которая тогда росла, компенсировала ее снижение в Африке (особенно в Ливии). Приведенный выше пример, однако, слишком мал для того, чтобы реально описать США как производителя свинга. Это было довольно счастливое (для потребителей) совпадение.

Концепция колебания продюсера требует более подробного объяснения, поскольку в глобальных СМИ ею злоупотребляют, что в итоге может привести к недоразумениям. В чистом слове это значение в истории, единственная официально названная страна была Саудовская Аравия , В 1982 году страна обязалась сформировать уровень добычи таким образом, чтобы цена была близка к 30 долларам за баррель. На протяжении более трех лет эта стратегия приносила ожидаемый эффект, но с точки зрения стран ОПЕК она создавала больше зла, чем добра.

Вместо усиления ОПЕК действия Саудовской Аравии лишь ослабили его и внесли раздор. Сама Саудовская Аравия заявляет, что после событий середины 1980-х годов она никогда не согласится быть таким производителем, по крайней мере, официально. Жизнь, однако, показала саудитам, что лучше не использовать это слово никогда.

Резкое падение цен на нефть в конце 1990-х годов побудило саудовцев резко сократить добычу в 1999 году. Саудовская Аравия решила аналогичный маневр десять лет спустя, когда кризис, вызванный, среди прочего, банкротством Lehman Brothers, привел к впечатляющему падению цен на нефть.

Последние годы показывают, что саудиты также могут играть по низким ценам, что ясно показывает, что иногда доля рынка гораздо важнее самой цены. Знаменитая встреча ОПЕК в ноябре 2014 года, в ходе которой саудовцы решили значительно увеличить добычу, может служить доказательством. Это решение, вероятно, было продиктовано желанием подорвать растущую сланцевую индустрию в США, развитие которой было побочным эффектом роста цен. Однако цель, поставленная саудитами, не была полностью достигнута. В результате снова появились голоса, которые ознаменовали конец ОПЕК.

Сколько раз я разговаривал с представителями ОПЕК, они часто поднимали один и тот же мотив. Почти с рассвета ОПЕК в западном мире родились силы, которые должны были покончить с этой организацией. Но они этого не сделали. Нефтяные залежи со дна Северного моря должны были быть первыми, чтобы иметь такую ​​силу. Десять лет назад важность биотоплива была подчеркнута. Теперь долгое время обсуждали последствия сланцевой революции. И ОПЕК, как она существовала, все еще существует. И такое положение вещей не изменит ни сланцевую отрасль, ни связанные с ней перемены на месте лидера нефтедобычи.

Однако, возвращаясь в саудовскую службу с ноября 2014 года, трудно точно определить ее результат. С одной стороны, падение цен было достигнуто, с другой стороны, оно было недостаточно сильным, чтобы полностью завершить сланцевую индустрию. Дело в том, что падение цен на нефть послужило лучшим стимулом для внедрения новых технологических решений, благодаря которым производителям сланца удалось пережить тяжелые времена 2015 года. Поэтому противостояние саудовцев (а вместе с ними и всей ОПЕК) с индустрией сланцев напоминает шахматы, где Ни одна из сторон не может на данный момент добиться решающей победы.

Многим экспертам кажется все более и более уверенным, что со временем масштабы победы будут смещены в ОПЕК во главе с саудитами. Такой сценарий, однако, будет не проявлением силы саудовцев, а скорее слабостью нового гегемона в добыче полезных ископаемых. Почему это происходит?

Прежде всего, США могут и будут переходить в кресло лидера по добыче в следующем году, но все чаще говорят о появлении новой венской группы ОПЕК и России. Объединенные саудовско-российские силы достаточно велики, чтобы легко компенсировать любое влияние США. Кроме того, добыча в США, в отличие от Саудовской Аравии, фрагментирована и генерируется небольшими компаниями, часто конкурирующими друг с другом. Поэтому сложно координировать их сверху.

Во-вторых, как объясняет Дэвид Шеппард из Financial Times, один баррель сырой нефти не равен другому барру нефти. С точки зрения перерабатывающей промышленности действительно общепринятым является то, что жидкость, поступающая из полугранца, называется нефтью. Существуют огромные различия между спросом на нефть, о котором сообщают большинство нефтеперерабатывающих заводов в мире, и тем, что предлагают производители сланцев. Проблема, лучше всего описанная здесь, была взята Биллом Барнсом из Pisgah, который сказал, что самый мрачный секрет американской сланцевой нефти заключается в том, что немногие на рынке требуют этого.

В этом году можно ожидать только умеренного роста цен на нефть

Дело в том, что многие нефтеперерабатывающие заводы по всему миру (включая США) вложили значительные средства в течение многих лет, чтобы иметь возможность перерабатывать тяжелую сырую нефть, которая по своим свойствам резко отличается от сланцевой нефти. Таким образом, настройка нефтеперерабатывающего завода на сланцевую нефть может быть чрезвычайно дорогостоящей и распределяться по времени.

В-третьих, стратегические решения саудовцев с ноября 2014 года не были такими неудачными, как может показаться. Возможно, они не смогли распространить сланцевую отрасль США, но глобальный экономический рост, вызванный низкими ценами на энергоносители, начинает влиять на спрос на нефть. Динамично развивающиеся экономики неизбежно обречены на рост спроса на нефть. Другими словами, решение сохранить долю рынка даже за счет снижения текущих доходов от продажи нефти представляется хорошим решением.

Поэтому смена лидера на рынке сырой нефти представляется довольно символичной. Скорее всего, у США нет ни потенциала, ни политической воли, чтобы играть роль лидера. Еще хуже то, что несоответствия между спросом в нефтеперерабатывающем секторе и тем, что обеспечивают американские производители нефти, могут парадоксальным образом привести к спокойствию, но к усилению напряженности на рынке нефти.

Будут ли США использовать эту возможность?
Почему это происходит?